На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Закон и Порядок

135 783 подписчика

Свежие комментарии

  • ВС
    ...«пятый помощник заместителя начальника отдела снабжения»... Иными словами бригадир свинофермы.Российско-китайск...
  • Андрей
    генералам сроки и конфискация должны быть максимально возможными.О коррупции, сове...
  • карюкалов вячеслав
    Эх ностальгия.Информация о заде...

Капитуляция Японии: мифы и реальность

С сентября 1945 года существует миф о том, что капитуляция Японии последовала из-за сброшенных на её города атомных бомб. А про то, что атомные бомбардировки произвели на Квантунскую армию минимум впечатления – молчат. Впечатлились японские военные наступлением Советской армии, да так впечатлились, что капитуляцию подписали мгновенно. Но об этом никто не помнит, а западный мир, включая самих японцев – не знает.

В течение двух десятилетий после подписания Японией акта о капитуляции в сентябре 1945 года, на линкоре Миссури, в Токийском заливе, стандартное повествование о событии было ясным и простым. Решив применить ядерное оружие против Хиросимы (6 августа 1945 г.) и против Нагасаки три дня спустя, президент США Гарри Трумэн показал японцам, каким образом США могут их победить.

Атомные бомбы сделали ненужным десантирование в Японию американских военных и, таким образом, были спасены сотни тысяч американских жизней. Но помимо спасения жизней американских десантников, был еще один довод, как раз в духе Оруэлла – две ядерные бомбы убили сто тысяч человек, но спасли миллионы голодающих японских мирных жителей, сделав длительную осаду их разрушенных островов – излишней.

Двадцать лет США молчали о том, что принудить Японию к капитуляции они не смогли даже атомной бомбардировкой. Но рано или поздно правда начинает проявлять себя и тут, главное уловить момент, чтобы «закрыть» ей рот.

В 1965 году историк Гар Альперовиц выдвинул «радикально ревизионистскую» теорию. Он признал, что атомная бомба убедила японских лидеров сдаться, но считал, что они все равно намеревались это сделать – и, задолго до намеченной даты американского вторжения.

«Операция гибель» (Operation Downfall), предварительно была запланирована на первое ноября.

Далее Альперовиц утверждает, что основным мотивом Трумэна, для использования бомбы, было желание уведомить Сталина о том, что США овладели новым и очень мощным оружием. Историк заключает, что использование ядерного оружия не было необходимым для прекращения войны и, следовательно, его применение было ошибочным.

В течение четырех последующих десятилетий велась дискуссия, вращающаяся вокруг вопроса о том, было ли использование атомных бомб морально оправданным действием или нет; было ли это необходимым или нет, хоть в контексте исторического момента или в ретроспективе. Но, ни один лагерь «экспертов» не поставил под сомнение основную предпосылку, что два ядерных взрыва вынудили японцев отказаться от боевых действий. Оппонирующие друг другу группировки «специалистов» были сосредоточены:

– на оценке мотивов, подтолкнувших США на использование ядерного оружия;

– и на обсуждении эффективности его применения.

Затем Цуёси Хасэгава, профессор истории японского происхождения, специализирующийся на истории СССР и современной России и на отношениях России, Японии и США в период «холодной войны», издал книгу «Гонка с врагом. Сталин, Трумэн и капитуляция Японии».

Как сказано выше, Хасэгава – эксперт по советской истории и политике и его работа коренным образом встряхнула устоявшийся дискурс. Профессор утверждал, что решение принять Потсдамскую декларацию, в Токио было реализовано, в первую очередь, потому, что СССР объявил войну Японии в ночь с 8 на 9 августа 1945 года.

«Гонка с врагом» ставит финал Тихоокеанской войны в рамки возникающего соперничества между Москвой и Вашингтоном. В этой книге и последующих научных статьях Хасэгава доказывает, что в «Священном решении» императора о капитуляции, решающую роль играло вступление Советского Союза в войну. Именно СССР обеспечил более мощную мотивацию, чем две атомные бомбы от США. В контргипотезе Хасэгава утверждает, что «вступление Советского Союза в войну против Японии само по себе могло привести к капитуляции Японии до 1-го ноября. А две атомные бомбы, без объявления войны со стороны СССР, не достигли бы того же результата». Решающим фактором, заключает Хасэгава, был страх японской элиты перед советским влиянием в оккупационной политике и вера в то, что «сдача Соединенным Штатам наилучшим образом гарантирует сохранение императорского дома и спасение императора». Атомные бомбы «вызвали чувство безотлагательности в поиске приемлемого решения для прекращения войны». Они помогли Японии перейти на сторону партии мира, но «правильнее сказать, что вступление Советского Союза в войну, оказало большее давление на элиты и полностью изменило расклад».

Мнение Хасэгава стало новой парадигмой. «Гонка с врагом» и обе стороны старых дебатов были признаны важными. «Хасегава изменил мою позицию», «Решение Японии о капитуляции не было принято из-за этих двух бомб» – так по-новому, заговорили старые эксперты.

Гар Альперовиц назвал книгу «Гонка с врагом» «самым полным исследованием японских документальных источников на сегодняшний день». Джон У. Дауэр, автор «В объятиях победителя», назвал книгу Хасэгава «шедевром – ясным, сбалансированным, многоархивным, разрушающим мифы анализом бурного конца Второй мировой войны».

Уорд Уилсон, автор бестселлера «Пять мифов о ядерном оружии», резюмировал утверждения Хасэгавы в ходе собственного исследования. Уилсон начинает анализ с «проблемы времени». Для Японии, самым важным днем стало не 6 августа – день атомной бомбардировки Хиросимы, а девятое августа – день когда началось обсуждение капитуляции и было принято решение об отсутствии альтернативы. Да, именно 9 августа, американцами была сброшена атомная бомба на Нагасаки, но японское правительство уделило этому факту не много внимания, тем более, что бомба была сброшена уже после того, как было начато роковое обсуждение.

Относительно Хиросимы «японское руководство примерно знало исход атаки в первый же день, но все равно ничего не предпринимало», поэтому решение о капитуляции не было основано на впечатлении от ужаса после первого атомного удара.

Что касается проблемы событий, то «с японской точки зрения, вероятно, было нелегко отделить сброшенную атомную бомбу от других событий». Разрушения и потери, вызванные обычными бомбардировками, были огромными. Весной и летом 1945 года около 300 000 японцев были убиты, 750 000 ранены и 1, 7 миллиона жителей островов остались без крова, в результате бомбардировок обычными и зажигательными бомбами. Все это произошло задолго до Хиросимы. В разгар такой апокалиптической эскалации разрушений «Не было бы удивительно, если бы та или иная атака не произвела большого впечатления. Нет разницы, какими боеприпасами разрушают вашу страну – старыми или новыми видами вооружения – суть в том, что разрушают». «Если бы руководство Японии хотело сдаться из-за Хиросимы и Нагасаки, можно было бы ожидать, что до этого они были впечатлены тотальными бомбардировками городов, то есть нападения на города заставили бы их сдаться. Однако это было не так». Уилсон заключает (полностью соглашаясь с Хасэгавой), что Японию «поднять руки вверх» заставило объявление войны Советским Союзом и одновременное вторжение в Маньчжурию и на остров Сахалин. Это и лишило силы стратегии «решающей битвы», которой придерживались военные, которая была сосредоточена на защите южных островов Японии от вторжения США. Это также изменило расчет времени, оставшегося для маневра. «Японская разведка считала, что американские войска не смогут вторгнуться еще несколько месяцев. С другой стороны, советские войска смогли высадиться на территории Японии всего за десять дней».

Перед лицом этих аргументов естественно задаться вопросом, что сделало миф о бомбе, положившей конец войне, столь стойким как в Соединенных Штатах, так и в Японии?

Не ядерные бомбардировки, а вступление СССР в войну, заставило Японию подписать капитуляцию. Но! именно атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки дали японской элите долгожданное оправдание перед своим народом в необходимости остановить уже проигранную войну. И именно атомные бомбы, сброшенные на мирные города, помогли сохранить легитимность императора.

Сначала смутно, а затем систематически, стимулировалось сострадание международной общественности пострадавшей от атомных бомбардировок стране. Крайне необходимо было изобразить японцев жертвами, особенно в связи с тем, что Япония вела агрессивную войну с крайней жестокостью по отношению к завоеванным народам и военнопленным.

Фото из открытых источников

Ремарка: В современном мире никто не вспоминает устроенную японцами резню в Нанкине – столице тогдашнего Китая – в 1937 году. (Подробно о Нанкинской резне читайте здесь)

Фото из открытых источников

И нигде не упоминается «Батаанский марш смерти» устроенный японцами на Филиппинах, который впоследствии был признан военным преступлением японцев. «Батаанский марш» – это 97 километров чудовищных, по своей жестокости, убийств.

Наконец (но не в последнюю очередь), как указывает Уилсон, миф о том, что бомба одержала победу в войне, понравился победителям. Если американцы хотели в это верить, то японцы их не собирались разочаровывать – «если бомба принесла победу в войне, то восприятие американской военной мощи будет усилено, дипломатическое влияние США в Азии и во всем мире будет усилено, и американская безопасность будет усилена».

В течение времени, целая стратегическая доктрина – доктрина ядерного сдерживания (ядерный отвлекающий выстрел) – была основана на предполагаемом психологическом и стратегическом эффекте Хиросимы и Нагасаки. Утверждалось, что основная цель стратегических сил сместилась с победы в войнах на уклонение от них. Учение о взаимно гарантированном уничтожении (Mutually assured destruction – MAD) было ожидаемым плодом теории сдерживания. Обучение стало больше, чем теория, оно стало оправданием для сохранения ядерных арсеналов и их дальнейшего развития.

Идеология сдерживания не основана на эмпирически проверяемых предположениях. Тем не менее, она остается «основой национальной безопасности США» по сей день. Американцы говорят: «Наш ядерный сдерживающий фактор обеспечивает все военные операции и дипломатию США по всему миру!»; «Это бампер и основа нашей национальной обороны»; «Да поможет нам Бог…!» 

На протяжении всей истории человечество породило огромное количество стойких мифов. Некоторые из них оказались трудными для разоблачения, поскольку они были или остаются политически полезными для элит. Никогда не было «золотого века ислама» ни в Испании, ни где-либо еще. «Темное Средневековье» было далеко не таким «темным», как обычно утверждают историки. И Крестовые походы, были запоздалым военным ответом христианской Европы на четыре столетия мусульманской агрессии, против христианских стран и систематического жестокого обращения с христианскими коренными народами в этих странах. (Было, это, было). И Гражданская война в США велась не ради освобождения рабов. Поражение Германии в 1918 году было вызвано не каким-то «ударом в спину», а ошибочной стратегией немецкого военного и политического руководства. В Тонкинском заливе не было «инцидента», но была проведена операция под ложным флагом, чтобы дать США повод для нападения на Северный Вьетнам. Точно так же воображаемое «оружие массового уничтожения» Саддама, не было результатом плохих оценок разведки, а возникло из «объединенного преступного предприятия» в вашингтонском болоте.

Что касается распространяющихся мифов, то мы живем в странные времена. Но тот факт, что правда существует, несколько утешает. Другой вопрос, дорастет ли когда-нибудь человечество до осознания того факта, что ложь, даже святая, – не самый надежный источник для прогнозирования ситуации. Это я к тому, что японцы и, правда, убедили американцев и те поверили, что капитуляция подписана только из-за применения США атомных бомб.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх