Закон и Порядок

135 611 подписчиков

Свежие комментарии

  • Михаил Степанченко
    Совершенно верно. Я уже выше написал свой комментарий, основанный на достоверной информации. А вот такие вбросы, врод...Красный Лиман: си...
  • Геннадий Бережнов
    Люди стали как рабы и готовы на всё и на ядерный удар и на биологические испытания США. Когда появился пулемёт, то ма...Крах ООН: Пентаго...
  • Tatyana Fedotova
    А может они не верят, что мы вообще что то можем. Это как говорить : Волки , волки.... А их нет и нет.... Может  Росс...ЗАКОНЧИТЬ ОПЕРАЦИ...

Германский нацизм: Генрих Гиммлер (Ч II)

Германский нацизм: Генрих Гиммлер (Ч II)

Германский нацизм: Генрих Гиммлер (Ч II)

До 1931 года деятельность СС не представляла собой ничего тайного – она заключалась в том, что штурмовиков созывали на переклички и распределяли по группам, для охраны ораторов на митингах. После 1931 года у СС появилась более секретная и захватывающая работа, и это структурное подразделение партии стало действительно превращаться в элиту гитлеровских войск. А произошло это благодаря тому, что на службу к Гиммлеру поступил некий Вальтер Дарре. И уже в 1932 году Гиммлер издал кодекс о браке, который базировался на принципах Вальтера Дарре, опубликованных в его книге «Кровь и почва».

Дарре занимался сельским хозяйством и его принципы – это идея селективного размножения, которую решено было применять к людям. В целом же идея Дарре заключалась в том, что крестьянство – это источник жизни немецкой расы. В 1933 году Дарре стал министром сельского хозяйства. При этом он довольно тесно сотрудничал и с Гиммлером, подпитывая веру последнего в разного рода мистичность (народные верования), и с Альфредом Розенбергом, который истово верил в исключительность немцев и их уникальные расовые способности.

Исключительность и уникальность немцев Дарре обосновывал тем, что нордические крестьяне генетически благородны, их кровь изобильна и плодородна, их достоинства так велики, что мощь Европы зависит от выживания немецкой расы.

Германским народам – по Дарре – «нужно было плодиться и размножаться, пока белокурая молодежь не превзойдет числом и не смутит дерзким взглядом затаившихся вырождающихся славян и евреев, чья кровь — отрава для человеческой расы и чьи убежища — самые нездоровые улицы городов».

Розенберг, уроженец Ревеля, выходец из прибалтийских немцев, учился в Москве, в «Бауманке», после октябрьской революции эмигрировал в Германию. И точно так же как и все нацисты, уповал на немецкую исключительность. Но, по его мнению, высказанному в книге «Миф двадцатого столетия», в том, что немцы оказались в тяжелом положении виноваты «идеалы христианской Европы с их бесполезными убеждениями». Розенберг призывал Европу отринуть абстрактные христианские идеалы, пришедшие с Востока и Малой Азии. Только отказавшись от христианства, германские народы смогут осознать свое расовое превосходство и чистоту нордической расы, которые проистекают «из недр самой земли».

В общем, по Розенбергу, германский народ от природы наделен верным, мистическим пониманием и «религией крови». «Христианство же – это не что иное, как злобная и хитрая иллюзия. Европе необходима властная, земная личность сильного немецкого крестьянина, поскольку только это может спасти её от деградации».

Итак, в 1931 году Дарре назначен в ведомство Гиммлера, для него создан отел под названием Служба расы и поселения. Занимается «Служба…» определением стандартов «хорошего немецкого рода», руководит исследованиями в этнических группах, которые могли бы претендовать на немецкое происхождение; решает все вопросы, связанные с предками отдельных людей, если существовали хоть малейшие расовые сомнения; разрабатывает испытательные тесты для невест служащих СС и вводит Закон СС о браке. Согласно этому Закону, каждый член СС намеренный жениться должен был получить сертификат-разрешение на брак для своей невесты от Расовой службы, дабы «чистота нордической расы, представителем которой он является, оставалась нетронутой в крови его потомков». Каждому служащему СС был выдан генеалогический паспорт или клановая книжка, где были прописаны право и обязанность жениться на подходящей женщине и производить с ней потомство. Врачи Расовой службы должны были дать заключение о психическом и физическом здоровье невесты и о том, что девушка может быть достаточно плодовитой. Специалисты Расовой службы устанавливали чистоту крови девушки до 1750 года. Считалось, что только у таких невест арийская кровь не испорчена славянами, евреями и «другими низшими расовыми элементами».

Вот этот Закон о браке и лег в основу расистской политики Гиммлера, развился до принудительной эвтаназии и геноцида всех, кому приписывалась расовая нечистота, вылился в евгенику и искусственный отбор и стал средством для выведения породы «идеального человека».

«Идеальный человек» Гиммлера – это то, что сегодня принято называть «человеком служебным». Разница между гиммлеровским «идеальным» и нынешним «служебным» лишь в том, что Гиммлер ратовал за «белокурую бестию», а в остальном… судите сами

«Белокурый, голубоглазый атлет, ориентированный на средневековые концепции отношений с землей, не заглядывающий дальше разрешенного вождями и беспрекословно подчиняющийся начальникам. В быту добрый муж и снисходительный отец, но готовый убивать всех, в том числе, родных и любимых по приказам вождя».

Ремарка:

Для Розенберга, Дарре, Гиммлера и Вирта идеал заключался в примитивности, жестокости и был результатом расовой нетерпимости. А вот эта самая расовая нетерпимость и стремление к физическому уничтожению любого, кто хоть в малой степени выказывал неповиновение и сомнение не что иное, как страх. Ксенофобами были нацистские бонзы, простыми и незамысловатыми ксенофобами — неуверенными в собственных силах, уме, внешности неудачниками, которым в какой-то момент «фарт пошел».

Тогда же, в 1931 году, у Гиммлера случилась еще одна знаковая встреча. Один из его служащих попросил провести собеседование Гейдрихом, который хотел стать членом СС. Гиммлер провел это собеседование на своей ферме и в ходе его, выяснил, что Гейдрих обладает специфическими знаниями, поскольку был офицером морской разведки. Гиммлер захотел иметь собственную службу безопасности внутри СС, чтобы иметь возможность скрытно наблюдать за членами партии. Собственно, белокурый и голубоглазый атлет Гейдрих, покорил Гиммлера своей внешностью и, пройдя письменный тест, получил назначение на пост главы нового подразделения СС – службы разведки СД. (Гейдрих не был разведчиком, в документы вкралась ошибка. Гейдрих – связист).

Гейдрих рьяно взялся за дело и вскоре все служащие СС, а их к тому моменту было не менее 30 000 человек, были «на карандаше».

Из материалов Международного трибунала в Нюрнберге, показания фон Эберштейна, рекомендовавшего Гейдриха Гиммлеру.

«До 1933 года к СС присоединилось множество аристократов и членов германских королевских домов: принц фон Вальдек, принц фон Мекленбург, а после 1932 года также принц Липпе-Бистерфельд, генерал граф фон Шуленберг, архиепископ Гребер Оренбургский, архиепископ Брунсвикский и принц Гогенцоллерн-Зигмаринген. Когда Гиммлер вступил в должность в 1929 году, в СС было всего около 50 человек, но, захватив власть, он имел в подчинении уже около 15 000 человек на территории Саксонии и Тюрингии. Элегантная форма СС привлекала новобранцев и повышала их престиж в обществе».

Увеличение числа служащих можно объяснить, во-первых, фактом прихода к власти национал-социалистского правительства, и тем, что многие люди захотели показать свою преданность новому государству. Во-вторых, после того, как партия запретила прием новых членов, многие захотели вступить в полувоенную организацию, такую, как СС или СА, и позже стать, таким образом, членами партии. Но были и те, кто меньше интересовался политикой и находил удовольствие в занятиях спортом и товариществе молодых людей. С февраля или марта 1934 года Гиммлер отдал приказ о тщательном расследовании по каждому человеку, вступившему в партию после 1933 года. Расследование продлилось до 1935 года, и за это время 50 или 60 тысяч членов со всего рейха были уволены из СС»

Когда в 1933 году Гитлера назначили канцлером, Гиммлер остался в тени, а на первый план выступил Геринг назначенный министром внутренних дел, что сделало его главой полиции. Для того чтобы подавить сопротивление оппозиции действовать нужно было стремительно и жестоко, и Геринг действовал именно так. В кратчайшие сроки он уволил из полиции всех, кто хоть в малой степени выразил неодобрение начавшемуся террору. После чего был активирован жесткий полицейский контроль.

Для прекращения беспорядков и реальных, и воображаемых, Геринг набрал 25 000 человек из СА и 10 000 из СС и вооружил их, чтобы поддержать действия полиции. Коммунистические лидеры были арестованы, а партия была отстранена от дел. В феврале, в ночь пожара рейхстага и Гитлер, и Геринг заявляли, что готовился коммунистический путч, а пожар послужил «знаком небес», уничтожившим следы предателей-коммунистов. 28 февраля было прекращено действие статей конституции, гарантирующих социальные свободы, и теперь любого могли взять под стражу без суда и следствия. Гитлер смог провести 23 марта закон, дававший ему возможность править страной с помощью средств чрезвычайного положения. И в марте же были организованны первые концентрационные лагеря для немецких коммунистов, тех, кто был в оппозиции к Гитлеру и для членов НСДАП, которые выразили несогласие с действиями партии.

В период с апреля 1933 по апрель 1934 года Гиммлер шел к власти окольными путями. Он создал собственную модель концентрационного лагеря в Дахау, параллельно тем, что повсеместно строил Геринг, но Гиммлера, по прямому приказу Гитлера, заставили закрыть этот лагерь. Лагерь закрыли, но для того, чтобы контролировать свой лагерь, Гиммлер успел создать подразделение СС под названием «Мертвая голова». Лагерь, закрыли, а подразделение осталось.

Вообще, чтобы с одной стороны легализовать концлагеря, а с другой обосновать их появление был выпущен приказ «О защитном попечении»:

«На основании статьи 1 Декрета президента Рейха о защите людей и государства от 28 февраля 1933 года, вас берут под защитное попечение в интересах общественной безопасности и порядка. Основание: подозрение в деятельности, враждебной Государству».

В общем, Геринг, собственно действуя грубо и жестко, предоставил Гиммлеру широчайшее «поле» деятельности.

К лету энергия Геринга истощилась, а тяга к удовольствиям возросла, и он ослабил контроль. А Гиммлер, все это время выжидавший, с октября начинает собирать для себя должности шефа политической полиции на разных территориях внутри Германии. Гиммлер всегда провозглашал себя слугой провинциальных правительств, и после парада местных подразделений СС, задуманного для устрашения чиновников, он якобы от их имени принял свое новое назначение. Но как знаем, Гиммлер имел соратника – Гейдриха, который чтобы подчеркнуть необходимость в подчинении политической полиции одному лицу, воспользовался докладом своих агентов о подготовке коммунистического заговора с целью убийства Геринга. Аресты подозреваемых были произведены до того, как о происшествии узнали Геринг и Гитлер. Гиммлер использовал этот заговор, чтобы надавить на фюрера с целью объединения всех сил немецкой полиции под контролем СС. После недолгого размышления Гитлер дал свое согласие. Чтобы смягчить передачу власти и задобрить Геринга, ему была оставлена номинальная должность премьер-министра Пруссии.

Гиммлер, разъезжал по центрам, где были размещены отряды СС и призывал их к верности фюреру, а Гейдрих, тем временем готовил списки тех, кого следовало арестовать. Летом, Гитлер провозгласил СД Гейдриха официальным подразделением СС.

Из материалов Нюрнбергского трибунала, показания Эберштейна:

«примерно за 8 дней до 30 июня меня вызвали и сказали, что Рем планирует государственный переворот. Гиммлер приказал держать эсэсовцев «в состоянии полной готовности» в казармах. В тот день, 30 июня, ко мне пришел некий полковник СС Бойтель с особым приказом, который он получил от Гейдриха. У него был приказ, в котором содержалось примерно 28 имен и постскриптум, гласивший, что одни из этих людей должны быть арестованы, а другие казнены. Документ не был подписан, и потому я посоветовал этому полковнику СС обратиться за разъяснениями о том, что должно произойти, и настоятельно предостерег его от каких-либо поспешных действий.

Затем, насколько мне известно, в Берлин послали курьера, который привез 8 приказов о казни, исходивших от Гейдриха. Распоряжения были примерно такие: «По приказу фюрера и канцлера Рейха такой-то…» (затем следовало имя) «приговаривается к смерти через расстрел за государственную измену». Приказы были подписаны Гейдрихом. На основании этих документов 8 членов СА, являвшихся также членами партии, были расстреляны германской политической полицией в Дрездене… Вот что я знаю об этом, по крайней мере в моей сфере деятельности».

Казнь проводилась в резиденции Геринга, где они с Гиммлером предъявляли обвинение в государственной измене арестованным и приказывали расстрелять, если имена этих людей в списках были помечены галочкой. Эти события описаны человеком, который видел их собственными глазами — Папеном, вице-канцлером Гитлера, которого Геринг счел нужным взять под свою защиту.

После проведенной 30 июня чистки рядов, Гейдрих получил звание генерал-лейтенанта СС, Геринг поздравление от тяжелобольного президента Гинденбурга, а Гитлер смог спокойно проводить свою политику внутри государства. А после 26 июля, когда умер Гинденбург Гитлер объединил должности президента и канцлера и объявил себя фюрером – вождем, главой государства и главнокомандующим вооруженных сил рейха. Армию немедленно привели к присяге на верность лично Гитлеру. С этого момента СС стала независимой силой подчиненной только Гиммлеру и Гитлеру.

Клятва, которую давал каждый, вступая в ряды СС: «Я присягаю тебе, Адольфу Гитлеру, фюреру и канцлеру рейха, в верности и мужестве. Я клянусь тебе и тем, кого ты назначил моими командирами, в повиновении до самой смерти, и да поможет мне Бог»

Из «Мемуаров» Вальтера Шеленберга:

«Организация СС была построена Гиммлером по принципам Ордена иезуитов. Служебный устав и духовные упражнения, представленные Игнатием Лойолой, представляли собой образец, который Гиммлер усердно старался скопировать»

Гиммлер действительно вообразил себя Великим Магистром Ордена, который он же и намеревался создать из солдат СС. Ордена, который был призван избавить нордические расы от проникновения еврейской и славянской крови. Как сказал он сам в 1936 году, «мы позаботимся, чтобы в Германии, сердце Европы, никогда больше не вспыхнула еврейско-большевистская революция, организованная здесь или привнесенная шпионами из-за рубежа».

Под орден был построен замок Вевельсбург, в лесах Вестфалии, а Гиммлер стал и антикатоликом и антихристианином. Теперь рейхсфюрер СС поклонялся народным суевериям, астрологии и прочей мистике, основал институт «Наследие предков» — Ананербе – занялся изучение рун, медитациями и прочим.

Для деятельности Ананербе, строительства замка, множества археологических экспедиций, экспедиций для исследований Тибета требовались значительные средства и Кепплером, экономическим советником Гитлера, было основано «Общество друзей рейхсфюрера», в которое вошли промышленники. Это «Общество» и финансировало проекты Гиммлера.

Одновременно с «научно-мистической» деятельностью Гиммлер стал единственным, кто осуществлял надзор за концлагерями, количество которых неуклонно возрастало. Перед войной их количество достигало сотни. Образцовыми считались лагеря Дахау, Бухенвальд, Заксенхаузен. Непосредственный надзор вело то самое подразделение «Мертвая голова», которое когда-то создавалось для Дахау. С началом войны, концентрационные лагеря протянулись по всей Европе, а потом и по территориям Советского Союза.

Самое примечательное, что Гиммлер испытывал чувство сострадания к охранникам лагерей, он искренне считал, что они – большие жертвы необходимости, чем те, кого они угнетали для устрашения населения. Гиммлера мучило беспокойство и, в конце концов, он дал волю чувствам, которые испытывал по отношению к этому худшему из всех своих заданий, в беседе с Керстеном — человеком, который облегчил его боль и в итоге стал наперсником самых тайных мыслей Гиммлера.

Из воспоминаний Кестлера:

Такое отношение и его последствия приводили к постоянным битвам Гиммлера с самим собой. Он защищал германский расовый тип, однако его собственный круглый череп был очень далек от нордического. Гиммлер всецело стоял за спорт и атлетические достижения, но сам не отличался ни гибкостью, ни подвижностью. Было очень забавно наблюдать, как он старается приспособиться к собственным правилам. Брандт со смехом рассказывал мне, с каким трудом Гиммлер пытался получить спортивный разряд в забеге на одну милю, о его попытках плавать и какие коленца он выделывал, вставая на лыжи – в последние годы он очень старался научиться ездить на них. Далее, Гиммлер утверждал, что истинный германец никогда не болеет, и тем сильнее страдал от жестоких желудочных колик, едва не лишавших его сознания. Он требовал, чтобы каждый член СС не делал себе ни малейших поблажек, но сам порой совершенно раскисал от фурункула на шее или же, заболев гриппом, сбегал из своей штаб-квартиры лечиться в Хохенлихен.

Ремарка:

Еще осенью 1934 года, как раз после «партийной чистки» Гиммлер назначил генерал-лейтенанта Хаузера ответственным за военную подготовку СС. В Бад-Тельце существовала школа для командного состава СС, вот ее-то Хаузер и превратил в офицерское училище со строжайшей дисциплиной. После войны тот же самый Хаузер восстановил училище в Бад-Тельце, как идеальную модель для обучения офицеров НАТО.

Но и это еще не все чем занимался Гиммлер. Основой отношений в гитлеровской Германии стала интрига, и вот ей-то, при помощи, Гейдриха и занимался Гиммлер, убирая со своего пути всех, кто вызывал в нем неприятие. Ни чины, ни верность Гитлеру, ни богатство – ничто не могло остановить Гиммлера, который просто хотел убрать то, что ему не нравилось. Не чурался рейхсфюрер СС и дел внешней разведки.

Гейдрих создал хорошую сеть агентов, которые выполняли некоторые задачи за пределами Германии. Так Гейдрих, через маршала Тухачевского, мечтавшего о свержении «сталинского режима», вел «игру» с СССР.

Версий того, что в действительности происходило, довольно много. Но доподлинно известно одно – Тухачевский будучи первым заместителем наркома обороны СССР, действительно участвовал в заговоре против Сталина.

Из воссозданных документов, отчетов и признаний тех, кто был вовлечен в эту историю, дело представляется таким: Гейдрих в конце 1926 года узнал, что Тухачевский и другие чины верховного командования в России планируют военный переворот против Сталина. Существовало два пути, которыми можно было воспользоваться: первый был — поддержать путч, а второй — позаботиться о том, чтобы информация достигла Сталина так, чтобы как можно больше советских военачальников было арестовано и осуждено за государственную измену. Канарис, который тоже знал о заговоре, предпочел первый путь; Гиммлер и Гейдрих хотели использовать второй путь и немедленно.

Гейдрих утверждал, что Гитлер поручил подделку документов служащему СД Беренсу и русскому политическому агенту, находящемуся на службе у немецкой разведки. На «документах», которые были представлены на суде в качестве доказательства, стояли поддельные подписи не только советских военачальников, но и немецких офицеров, с которыми они якобы контактировали. Эти бумаги были проданы Гейдрихом Сталину через советских агентов. Считается, что Сталин заплатил 3 миллиона рублей золотом за доказательство измены своих военных. Однако он пометил деньги, так как предположил, что эти средства будут использованы для оплаты агентам в России и маркировка позволит милиции обнаружить шпионов СД. Однако в реальности, оказалось, что Сталин, сам спланировал всю операцию и использовал СД, снабдившую его доказательствами вины Тухачевского и его помощников.

Продолжение следует…

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх