Закон и Порядок

135 611 подписчиков

Свежие комментарии

  • Геннадий Бережнов
    Люди стали как рабы и готовы на всё и на ядерный удар и на биологические испытания США. Когда появился пулемёт, то ма...Крах ООН: Пентаго...
  • Tatyana Fedotova
    А может они не верят, что мы вообще что то можем. Это как говорить : Волки , волки.... А их нет и нет.... Может  Росс...ЗАКОНЧИТЬ ОПЕРАЦИ...
  • Нина Бакалина
    Господи,  помоги  нашим  воинам,  дай  им  силы  отбросить  врага  подальше,  спаси  наших  мужчин  и  дай  им  силы ...Идут тяжёлые бои:...

Ваше мнение неправильно и будет удалено

Ваше мнение неправильно и будет удалено

Ваше мнение неправильно и будет удалено

Доброе утро, Империя.

Для начала пару слов о статье «Коронованная особа» — некоторые камрады совершенно верно отметили, что это всего лишь один из контуров власти. Не самый очевидный и не самый моральный — однако, другие контуры еще хуже. Например, политическая целесообразность некоторых действий.

Посылая своих людей на войну, в разведку или на диверсионное задание, власть четко осознает, что часть из этих людей она посылает на смерть — тем не менее, целесообразность диктует такую модель поведения, которая эффективна в данный конкретный момент времени.
Другое дело, если за всем этим стоят цели, разделяемые обществом — тогда смерть превращается из политической ошибки в подвиг: страна, всеми силами отстаивающая свою идентичность, имеет право на мучеников. Тут можно спорить, насколько это справедливо.
Можно привести в пример ту же Украину, которая вроде бы тоже отстаивает свою идентичность и право на выбор цивилизационного пути; более пристальный анализ показывает, что если бы это действительно была борьба за идентичность, никакого противостояния с Россией не было бы в принципе. То, что мы видим — это борьба даже не за место под солнцем, это война группировок друг с другом и с переменным успехом.

Это еще один видимый контур власти, причем власти основанной на личных, а не на государственных интересах.

Автор любит недосказанность. Она заставляет работать мозги и позволяет увидеть гораздо больше вариантов, чем описано — впрочем, читатель и сам об этом догадывается.
Иногда автор не считает нужным создавать хеппи-энд. Это нормально, ибо дальше события развиваются в голове каждого читателя совершенно по иному, самостоятельно — в этом и есть главная задача автора, считающего своих читателей не глупее себя.

Контуры власти столь многогранны, что мы видим их в настолько разных событиях и настолько разных вариациях, что трудно даже представить — а власть время от времени подкидывает нам такие задачи и окна Овертона, что в прошлые времена такую власть запросто сожгли бы на кострах за ересь. Сейчас другое время, поэтому ранее немыслимое появляется все чаще и чаще — то общество начинает обсуждать права педофилов и детей на любовь друг к другу, то появляются мысли о высокой моральности каннибализма, то всплывают тезисы о необходимости рационального использования усопшего человеческого материала, пуская его на топливо в биореакторах и на удобрения.
Всемирный экономический форум в Давосе (ВЭФ) опубликовал крайне любопытную статью — в ней некий писатель и широко известный в узких кругах эксперт по кибербезопасности Инбал Голдбергер предлагает объединить мощную сеть искусственного интеллекта с человеческим интеллектом для отслеживания и превентивного (и эффективного, к слову) прекращения распространения определенного контента в Интернете.

Переведу на человеческий. ВЭФ в Давосе, детище Клауса Шваба и центр создания новых западных ценностей — это штаб-квартира глобалистов. Тех самых людей, которые отказывают национальным государствам в праве на существования, предлагая заменить их транснациональными компаниями — пока эта мысль до жути пугает властные группировки Запада, но вода камень точит. У глобалистов есть цели и средства их достижения — правда, внутри самих глобалистов существует несколько влиятельных группировок, активно мешающих остальным продвигать свои идеи. Конкуренция в самом чистом виде.
Итак, что же предлагает Инбал Голдбергер?

“С момента появления Интернета велись войны, рецессии приходили и уходили, а новые вирусы сеяли хаос”, — пишет Голдбергер.

“Хотя Интернет сыграл жизненно важную роль в том, как воспринимались эти события, он способствовал другим изменениям, таким как радикализация экстремистских мнений, распространение дезинформации и широкое распространение материалов о сексуальном насилии над детьми (CSAM)”.
В статье упоминается важность расшифровки закодированного языка, используемого насильниками детей и порнографами для распространения CSAM, и удаления контента до его широкого распространения.

Но наряду с этим Голдбергер также упоминает, что ИИ будет использоваться для выявления “экстремизма”, “дезинформации” и “разжигания ненависти”.

Здесь ключевой является именно последняя фраза. Все остальное — это шелуха, главная цель состоит в создании глобальной системы цензуры. Дабы не быть голословным, вот вам ссылка на саму статью на сайте ВЭФ — да, там в самом начале утверждается, что это только мнение автора статьи, а не ВЭФ. Так всегда и происходит — сначала идет заброс новой идеи в сеть или в общество через печатные СМИ, а уже позже появляются эксперты, которые и доказывают, что в идее нет ничего плохого. Наоборот, если ограничить электорат в получении только правильных мнений, это укрепит власть и обеспечит социальное спокойствие.

Основой большинства методов обнаружения вредоносного контента является искусственный интеллект (ИИ). Эта мощная технология опирается на массивные обучающие наборы для быстрого выявления случаев насильственного поведения в масштабе. Основанный на наборах данных об известных онлайн-злоупотреблениях на знакомых языках, ИИ может обнаруживать известные злоупотребления на знакомых языках, но он менее эффективен при обнаружении тонких нарушений на языках, на которых он не обучался — зияющая дыра, которой могут воспользоваться злоумышленники.

Обеспечивая скорость и масштаб, ИИ также не хватает контекста: важнейшего компонента доверия и безопасности. Например, существуют надежные модели ИИ для обнаружения наготы, но мало кто может определить, является ли эта нагота частью картины эпохи Возрождения или порнографическим изображением. Аналогичным образом, большинство моделей не могут расшифровать, используется ли нож, показанный в видео, для рекламы оборудования мясника или для насильственного нападения. Это отсутствие контекста может привести к чрезмерной модерации, ограничению свободы слова на онлайн-платформах; или к недостаточной модерации, что представляет угрозу для безопасности пользователей.

Видите, как хорошо все упаковано? Дальше идут первые выводы о том, насколько важно внедрение искусственного интеллекта в человеческие отношения внутри глобальной сети:

В отличие от ИИ, модераторы-люди и эксперты по тематике могут выявлять нюансы онлайн-злоупотреблений и понимать многие языки и культуры. Однако эта точность ограничена конкретной областью знаний аналитика: модератор-человек, который является экспертом в области превосходства белой расы в Европе, не обязательно сможет распознать вредоносный контент в Индии или дезинформационные повествования в Кении. Этот ограниченный фокус означает, что для того, чтобы модераторы-люди были эффективными, они должны быть частью больших, надежных команд, что требует усилий для большинства технологических компаний.

Человеческий фактор также не следует игнорировать. Тысячи модераторов, которым поручено хранить отвратительный контент в автономном режиме, должны сами быть свидетелями этого, что подвергает их высокому риску психических заболеваний и травматических расстройств. Помимо заботы о модераторах, эта ситуация может ограничить эффективность работы, поскольку высокий отток и кадровая нестабильность приводят к низкой организационной стабильности и неизбежным ошибкам модерации.

Здесь есть одна особенность — Голдбергер даже не особо палится, говоря об уже существующей глобальной модерации и цензуре: дескать, если в Европе модератору все более-менее понятно, то в Индии или Кении уже не все так однозначно и можно запросто влипнуть.
Вопрос о том, почему европеец должен модерировать контент в Индии и Кении, даже не ставится — мол, и так все понятно. Не индусам и кенийцам решать, что для них правильно, а что нет — точно так же, как решать не китайцам, русским, арабам и прочим папуасам.

Мы установили, что стандартный процесс алгоритмов ИИ для масштабирования и человеческих модераторов для точности не обеспечивает адекватного баланса масштаба, новизны и нюансов. Мы также установили, что внеплатформенный сбор разведданных может обеспечить контекст и нюансы, но не масштаб и скорость.

Чтобы преодолеть барьеры традиционных методологий обнаружения, мы предлагаем новую структуру: вместо того, чтобы полагаться на ИИ для обнаружения в масштабе и людей для рассмотрения крайних случаев, подход, основанный на интеллекте, имеет решающее значение.

Привнося в учебные наборы управляемый человеком, многоязычный, внеплатформенный интеллект, ИИ сможет выявлять нюансы, новые онлайн-злоупотребления в масштабе, прежде чем они достигнут основных платформ. Дополняя это умное автоматическое обнаружение человеческим опытом для рассмотрения крайних случаев и выявления ложноположительных и отрицательных результатов, а затем возвращая эти результаты в обучающие наборы, мы сможем создать ИИ с использованием человеческого интеллекта. Этот более интеллектуальный ИИ становится все более изощренным с каждым решением о модерации, в конечном итоге позволяя практически идеальное обнаружение в масштабе.

Понятно, почему от этой статьи взвыли западные консервативные сайты и сообщества — и совершенно непонятно, почему это не обсуждается у нас, в России. Это не просто очередная идея про заднеприводные ценности или глушение адептов превосходства белой расы по площадям — это типичная подготовка еще одного нападения на нашу идентичность.
Это ведь уже было, совсем недавно. И происходит прямо сейчас. Клевета в адрес Русской православной церкви, пересмотр итогов Второй Мировой, снос и осквернение памятников нашим солдатам по всей Европе — это и есть нападение на нашу идентичность. Просто теперь жизненно важно сделать так, чтобы даже наши возражения этому не были слышны — и в этом деле ИИ справится лучше любого человека. Человек-модератор в этой системе будет только придатком, устраняя самые чудовищные ляпы ИИ — и по мере самообучения искусственный интеллект будет все больше и чаще перехватывать управление у человека.

Задержка между появлением новых тактик злоупотребления и тем, когда ИИ может их обнаружить, — это то, что позволяет онлайн-злоупотреблениям распространяться. Включение интеллекта в процесс модерации контента позволяет командам значительно сократить время между внедрением новых методов онлайн-злоупотреблений и тем, когда ИИ может их обнаружить. Таким образом, службы доверия и безопасности могут предотвращать угрозы, возникающие в Интернете, до того, как они достигнут пользователей.

К слову, автор уже регулярно сталкивается с тем, что в статьях исчезает реклама — это алгоритм Дзена выносит свой вердикт, который потом признается ошибочным. Раз за разом, уже десятки обращений в техподдержку — и это лишь частный случай применения ИИ в цензуре. Практически безобидный, так сказать — техподдержка заботливо объясняет, что алгоритм еще маленький и тупенький, поэтому просто шалит, как трехмесячный котенок.
Вот подрастет и начнет удалять сразу, без права восстановления и апелляции к человеку-модератору — и может случиться так, что нынешним владельцам Дзена придется подходить к своим серверам исключительно с топором. Потому что иного способа выключить Святой Алгоритм может просто не остаться.

Думаете, я утрирую? Триста с небольшим лет назад за свальный грех рубили головы. Тридцать с небольшим лет назад — кое-где давали реальные тюремные сроки. Теперь же это новая нормальность и повод для очередного «парада гордости», а представителей прааативных откровенно продвигают во всех сферах, от СМИ до армий.
Западное общество стремительно деградирует и нынешняя задача, стоящая перед глобалистами — взять скорость этой деградации под свой контроль. То, что общество глупеет на глазах, показал недавний очерк русскоязычной редакции «Дойче Велле» — в нем аутентичная тетка на улице Германии дала гениальный ответ на то, что она будет делать в случае остановки поставок газа из России: «Наши политики обязательно что-то придумают».

Как они придумывают, мы видим в режиме онлайн — и возможно, что даже эту информацию ИИ может счесть избыточной для глупого населения.

В этом случае у нас остается только наш Рунет, максимально закрытый от западного влияния — китайцы справились и мы тоже сможем.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх