Закон и Порядок

135 611 подписчиков

Свежие комментарии

  • Геннадий Бережнов
    Люди стали как рабы и готовы на всё и на ядерный удар и на биологические испытания США. Когда появился пулемёт, то ма...Крах ООН: Пентаго...
  • Tatyana Fedotova
    А может они не верят, что мы вообще что то можем. Это как говорить : Волки , волки.... А их нет и нет.... Может  Росс...ЗАКОНЧИТЬ ОПЕРАЦИ...
  • Нина Бакалина
    Господи,  помоги  нашим  воинам,  дай  им  силы  отбросить  врага  подальше,  спаси  наших  мужчин  и  дай  им  силы ...Идут тяжёлые бои:...

Грандиозный заговор элиты, для которого закон Российской Империи оказался бездейственным

Грандиозный заговор элиты, для которого закон Российской Империи оказался бездейственным

 

Вот что сообщает в 1927 году в своих мемуарах генерал Людендорф — начальник Германского генштаба:

«Между 1910–1913 годами я, будучи правоверным масоном… сделал открытие, которое глубоко потрясло меня. Я узнал о плане убийства австрийского эрцгерцога, который послужит поводом для возникновения мировой войны. Конечным результатом этой войны должно стать низвержение тронов и алтарей. Я не счел нужным умолчать об этом открытии, обратился в соответствующую инстанцию»[1].

Однако механизм начала войны был уже запущен, и все произошло точно в соответствии ему ставших известными планов: две величайших мировых империи с помощью войны оказались уничтожены.

Но все то же произошло и в России. Сергею Нилусу еще до публикации «Сионских протоколов» и задолго до попытки Людендорфа, предпринятой для предотвращения мировой войны, в высших кругах уже нашего российского общества было сказано: «Уже поздно».

Такой вот маховик имела эта все сокрушившая махина, извлекшая из бездны всепожирающую волну захлестнувшей мир гидры революции, о существе которой мы только сегодня начинаем по крупицам собирать материалы, хоть в какой-то степени позволяющие себе представить — что же в ту пору такого здесь на самом деле произошло.

А произошло отчуждение капиталов высшего общества в пользу международных корпораций, верхи которых лишь смутно просматриваются теперь среди сверхбогачей кланов Ротшильдов и Рокфеллеров. И чтобы осознать всю грандиозность этого мирового заговора нам не следует зацикливаться на том, что произошло лишь у нас. Все тоже сначала произошло в самой мореходной, а потому и самой на тот момент богатой стране — Голландии. Затем все то же произошло и в Англии — и по сию пору общепризнанной владычице  морей. А потому Петр I, покидая Россию в первый еще раз, имел целью своего путешествия встречу с главными масонами тех времен мира: Лейбницем, главным мозговым центром тех времен масонской алхимии, по проекту которого Петр затем и строил это свое «регулярное государство», которое очень легко должно было обходиться без наличия в нем людей, и королем Англии — главным масоном тех времен и попутно штатгальтером почему-то именно Голландии. То есть две революционные страны, что как-то осталось «не замеченным» пишущими для нас свои истории историками, оказались объединены единым правителем.

А ведь все то же предполагалось все теми же силами произвести и с нами, объединив захваченную масонами большевиками Россию с Германией. Но вот незадача — поляки такого странного демарша революционеров по своей территории не пожелали, наголову разгромив красные полчища, вдесятеро их превышающие своей численностью, но ведомые в бой против польских генералов и полковников унтер-офицерами.

То есть мировая революция — это объединение нескольких стран в одну, понятно, с изъятием богатств этих стран в пользу третьей стороны. И если с Россией прошло все достаточно гладко, то вот с захватом Германии, как до того удачно вышло с Голландией, Англией и Францией, вышла неувязочка. И все потому, что 200 тыс. поляков, ни для кого неожиданно, вдруг настучали ну никак не менее чем двум миллионам интернационалистов[2], брошенных на помощь «братской стране», поднявшей мятеж, — по зубам.

Итак, Нилусу, перед публикацией «сионских протоколов», то есть протоколов организации, стоящей во главе одной за другой свершающихся по миру революций, в высших коридорах власти было сказано: «уже поздно». То есть в военных штабах не только с образования в 1909 г. Гучковым на квартире Гурко военной ложи, но еще и десятилетием ранее — все было обложено масонами. В противном случае извечным предательствам генералов в Японскую кампанию, постоянно предпочитавшим почему-то отступать, объяснения просто нет. Японцам уже и воевать-то не кем было. Деникин отмечает появление перед концом войны среди японцев лиц, не достигших призывного возраста или стариков. Но наши генералы, несмотря на то, что Японии уже не кем было пополнять свои сильно поредевшие войска, по привычке все продолжали свой позорящий Русскую армию драп. И это притом, как отмечают многие, что никаких причин для отступления не было. Все объясняется лишь тем, что среди генералов явно присутствовали масоны и выполняли приказы не Императора, а своих закулисных начальников. Которые и приказывали им однозначно — отступать.

Засилие масонов отмечается в тот период и в полиции. Достаточно напомнить, что масон Лопухин возглавлял Департамент полиции с 1902 по 1905 гг. Понятно, что и до него их там достаточно перебывало, коль его они смогли на самый верх по служебной лестнице поднять, и после него — из тех, кого, в свою очередь, уже он к себе поднял. Здесь следует припомнить лишь масона Джунковского — перед самой революцией начальника 3-го отделения. То есть главу того самого органа, на котором и лежала обязанность пресекать действия угрожающих целостности страны организаций. Того же масонства.

Ну, а как в гражданской среде той поры?

Так там все на том же уровне, если и не еще хуже: сам Премьер министр, благодаря усилиям которого была создана всероссийская говорильня, ограничивающая абсолютную монархическую власть Императора, Дума, являлся масоном. Потому теперь и не удивляет — как же это он умудрился, несмотря на обещания замириться с Японией без территориальных уступок, отдать половину Сахалина не смотря на все предательства все равно проигравшему войну врагу. А он, что выясняется, масон. И очень не зря перед своим предательством в Портсмуте Николая II масон Витте имел беседу с Якобом Шиффом — главным финансистом масонской революции в России. 

Но что там какие-то министры, которых могли назначать, а могли, как заподозрят в их действиях что-то неладное, и снимать? Витте, собственно, и слетел со всех занимаемых им постов, когда Николай II осознал до конца все им произведенные предательства.

Вот что в ту пору творилось по части вхождения в масонские ложи самих Романовых — то есть правящей в стране династии. Когда полиция вдруг нежданно нагрянула для ареста участников одной из масонских лож:

«Мартинистов, среди которых было несколько Великих князей (Николай Николаевич, Петр Николаевич, Георгий Михайлович) и лиц, близких ко Двору, не тронули…»[3]

Причем, если кто-то думает, что в масонство они просто игрались по своему еще неразумию, то сильно в том заблуждается. Все они, как это ни выглядит сегодня странным, просто ненавидели своего царствующего родственника и готовы были пойти на любое преступление. Готовы были всадить нож ему в спину в самый для того неожиданный момент:

«В Тифлисе во время новогоднего приема Хатисов изложил вел. князю “проект Львова”. Предложение не вызвало протеста со стороны Николая Николаевича. Одновременно 30 декабря в Тифлис инкогнито прибыл вел. князь Николай Михайлович со специальной целью посвятить Николая Николаевича в те суждения, которые перед тем имели 16 великих князей по поводу критического положения и роли Императора»[4].

То есть в заговоре против своего ближайшего царствующего родственника принимали участие все 17 великих князей!!!

Но и этим не исчерпывалась вся та подлость, которая к тому времени начинала уже выплескиваться из этих великовельможных предателей — Веры, Царя и Отечества. Всего через несколько дней после выше описанного инцидента на обеде у вел. князя Гавриила Константиновича, в присутствии французского посла, Палеолога, вел. князей Бориса Владимировича и Игоря Константиновича, Путилова и нескольких офицеров:

«В течение всего вечера говорят о заговоре, о гвардейских полках, на которые можно рассчитывать»[5];[6].

Причем, дошло это предательство уже до того, что эти великовельможные заговорщики, Романовы, между прочим, члены правящей царской фамилии, в подобной же обстановке в винных парах шампанского, но уже в присутствии другого посла союзной державы, Бьюкенена, принимают решения по финальной части готовящегося заговора:

«…аристократы обсуждали вопрос, будет ли убита императорская чета…»[7]

Да, после убийства Распутина в верхних слоях российского общества:

«уже не спрашивали, случится ли революция. Спрашивали: когда она случится. Двоюродный брат Николая II великий князь Александр Михайлович увещевал: “Так долго продолжаться не может”»[8].

Ну, и как обязана в таких условиях работать полиция, если уже не слуги престола, а сами великие князья плетут паутину заговора против своего венценосного родственника? Что в подобной ситуации может сделать даже раскрывший эту конспирацию рядовой полицейский. А если к тому же учесть, что начальник 3-го отделения, Джунковский, такой же масон?

Так что здесь и получается заколдованный круг. И после убийства Распутина уже никто не мог подсказать Николаю II — кого сместить с занимаемой должности вовремя и, что уже самое-то главное, — кем его можно заменить?

И вот как выглядел финал этой растянувшейся на два десятилетия войны, когда масоны заполонили страну киллерами, почему-то сегодня именуемыми «революционерами», методично отстреливающими верных присяге и Царю честных людей:

«“Где у нас люди, — сетовала Царица в сентябре 1915 года. — Я всегда тебя спрашиваю и прямо не могу  понять, как в такой огромной стране, за небольшим исключением, совсем нет подходящих людей?”

На эту тему она особенно много размышляла весной 1916 года, после скандальной истории с ее выдвиженцем на пост министра внутренних дел А.Н. Хвостовым, кандидатура которого была поддержана и Распутиным. Став же министром, Хвостов вознамерился убить Григория! Было от чего впасть в отчаяние. “Дорогой Мой, как не везет, — восклицала она в письме к Императору в марте 1916 года. — Нет настоящих джентльменов, вот в чем беда. Ни у кого нет приличного воспитания, внутреннего развития и принципов, на которые можно было бы положиться. Горько разочароваться в русском народе — такой он отсталый; мы столько знаем, а, когда приходится выбирать министра, нет ни одного человека, годного на такой пост”»[9].

Что на такое скажешь?

Так ведь только одно: и действительно достаточно непривычным было бы обнаружить, что лощеные вышколенные в модных и респектабельных учебных заведениях и имеющие удивительно безупречные родословные и биографии люди на поверку оказываются самым настоящим быдлом. То есть вместилищем их грязного и смердящего наполненного гнилостными помоями и вонью их внутреннего бездуховного содержания. Ведь как же это можно лишь встав с чьей-либо помощью министром внутренних дел, то есть распоряжающимся внутренним порядком в стране человеком, тут же приступить к разработке убийства своего же благодетеля, отобравшего именно тебя из множества претендентов на этот самый ответственный в целой стране пост???!

То есть негодяя Джунковского, масона и предателя, наконец, сменили. И кем же? Так ведь и еще куда как много большим негодяем, мало того, и куда как и еще большим подлецом и предателем!

Александра Федоровна всю эту жирующую сволочь именует русскими. Здесь, понятно, она жестоко ошибается: русским человека можно именовать лишь по его вероисповеданию. То есть по отношению к Православию — исконной вере русского человека. А в великосветских гостиных исповедующих эту веру людей не бывает и не может оказаться уже и в принципе. Так что Александра Федоровна здесь удивилась, что на самом деле, лишь тому, что русского человека в правительственных кабинетах Русского государства не оказалось в наличии. Это, понятно, ужаснуло ее. Но что мы можем поставить ей в вину? Что она не поставила на пост министра внутренних дел крестьянина с двумя классами образования?

Вот только-то и это…

Но великосветское быдло, заполонившее в ту пору кабинеты властны структур, так как две тысячи убитых врагами чиновников было ну просто не кем в тот момент восполнить, — это еще пол беды. Враги убили Распутина — единственного пророка тех лет, который мог распознать во вчерашнем еще приятеле уже закупленного со всеми его потрохами вероломного врага. То есть Николай II теперь заговорщиков мог распознавать исключительно вслепую.

Да, он прочувствовал надвигающуюся в феврале опасность со стороны Гучкова. Да, эту опасность он устранил.

Но кто ж мог ему подсказать, что у этого Змея Горыныча имеется на тот момент еще одна голова. А ей и являлся уже иной враг: глава «Великого востока народов России» Керенский, занявший этот пост в день убийства Распутина. Он-то и встал тогда во главе дворцового переворота. Того самого путча, ставшего роковым для Русского народа, который уничтожит самую в тот момент перспективную мировую Державу, Императорскую Россию, просто невиданными до селе темпами по всем показателям уже обгоняющую своих западных конкурентов.

Да, Россию мировой олигархии банкиров любыми средствами требовалось срочно остановить, а потому они не скупились — давали просто невозможно колоссальные «откаты» окружающим Царский трон червям. Ну, на какие деньжищи, скажем, мог покуситься тот же Хвостов, сменивший Джунковского? А сам Джунковский, если на посту московского губернатора он провел аж 8 лет — с 1905 по 1913, а на посту начальника 3-го отделения Департамента полиции с 1913 по 1915 год?

 

 

 

 

 

[1] Жеребцов А. Тайны алхимиков и секретных обществ. «Вече». М., 1999. С. 292–293.

[2] Армия большевиков в ту пору составляла 5,5 млн. человек.

[3] ЦХИДК, ф. 730, оп. 1, дело 172, лл. 33 и далее.

[4] Иванов В.Ф. Русская интеллигенция и масонство от Петра Первого до наших дней. ФондИВ. М., 2008. С. 390–391.

[5] С.П. Мельгунов. На путях к дворцовому перевороту.

[6] Иванов В.Ф., с. 390–391.

[7] Уткин А. Забытая трагедия. Россия в Первой мировой войне. «Русич». Смоленск, 2000. С. 279.

[8] Там же, с. 275.

[9] Цветков В.Г. Новый друг. Нижний Новгород, 2004. С. 409.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх